Создаст ли "фантастическое" определение Мосгорсуда проблемы банкам?

03 августа 2015 г.

Автор: Марина Труханова

Альфв-Банк
Фото с сайта www.hr-bp.ru

   

Юрист Артем Кукин назвал "фантастическим" вердикт Мосгорсуда, которым тот признал противоречащим ГК РФ "стандартный" для "Альфа-Банка" и многих других кредитных организаций пункт о списании с должника сначала различных комиссий и неустоек, а потом основного долга и процентов по нему. Изменит ли это устоявшуюся практику, неясно, но прецедент создан.

     В июле 2013 года Т. Сичкарь оформила в "Альфа-Банке" кредитную карту с лимитом в 350 000 руб. и ставкой в 24,99% годовых. Она пользовалась карточкой, но, внося ежемесячные платежи заметила, что банк, в первую очередь, списывает не сумму основного долга, а штрафы за просрочку и проценты по нему. Женщина сочла это нарушением своих прав и обратилась с иском в Мещанский суд (дело № 2-13357/2014), ссылаясь на положения ст. 16 закона о защите прав потребителей (недействительность условий договора, ущемляющих права потребителя), а также ст. 319 (очередность погашения требований по денежному обязательству), 167, 168, 180 (все три – о последствиях недействительности сделок) ГК РФ. Она простила признать недействительным пункт "Общих условий кредитования" "Альфа-Банка", в котором говорится о списании в первую очередь штрафных санкций, обязать банк провести перерасчет и зачесть в счет уплаты текущих платежей незаконно удержанных денежных средств (сумма вымарана), а также требовала 10 000 руб. на оплату услуг представителя.


Рассматривала дело судья Галина Бузунова, которая уже не единожды принимала в спорах с потребителями сторону "Альфа-Банка" (читайте об этом здесь и здесь). В декабре 2014 года она отказала в удовлетворении исковых требований, мотивировав это тем, что в анкете-заявлении на выдачу карты Сичкарь подтвердила, что ознакомлена и согласна с условиями договора о комплексном банковском обслуживании физлиц, тарифами, а также "Общими условиями кредитования" "Альфа-Банка". Ответчик, исполняя свои обязательства, перечислил на карту запрошенную сумму. Таким образом стороны заключили соглашение о кредитовании в офертно-акцептной форме, что ни одна из них не отрицала.


Истец говорила о нарушении банком ст. 319 ГК РФ. По ее мнению указанной норме противоречит п. 4.8 общих условий кредитования, где определяется, в каком порядке должна погашаться задолженность по кредитному договору. Первыми в этой своеобразной очереди "стоят" различные неустойки, штрафы, комиссии и суммы просрочек. Проценты за пользование кредитом списываются в девятую очередь, а сумма основного долга – в десятую.


Суд же нашел ее доводы несостоятельными, поскольку наряду с установлением ст. 319 ГК РФ порядка погашения долга (в первую очередь – издержек кредитора по получению исполнения, затем – процентов, а в оставшейся части – основной суммы долга), она содержит указание на то, что такой порядок действует при отсутствии иного соглашения между сторонами. По мнению Бузуновой, такое соглашение изложено в договоре между банком и должником. И, так как оспариваемый пункт правил кредитования ГК РФ не противоречил, суд не нашел оснований для удовления остальной части иска.


Восьмого июня текущего года Сичкарь обжаловала вынесенное решение в Мосгорсуд (дело № 33-12995/2015). Тройка судей под председательством Любови Сергеевой с выводами суда первой инстанции не согласилась, указав, что он неверно применяет нормы материального права.


Апелляционная коллегия посчитала, что ст. 319 ГК РФ лишь определяет порядок исполнения принятых должником денежных обязательств, но не регулирует отношения, связанные с привлечением его к ответственности за их нарушение. Соглашением сторон может быть изменен только порядок погашения требований, которые названы в этой законодательной норме. Поэтому условия договора, предусматривающие погашение неустоек, процентов и иных требований, связанных с нарушением обязательств (ст. 395 ГК РФ), противоречат смыслу ст. 319 ГК РФ и являются ничтожными в силу ст. 168 Гражданского кодекса. Кроме того, апелляция посчитала, что оспариваемый п. 4.8 общих условий кредитования, как и указывала истец, противоречит смыслу п. 1 ст. 16 "потребительского" закона, где сказано, что условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами РФ в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. "При таких обстоятельствах, требования истца о признания недействительными условий соглашения о кредитовании в части установления списания в первую очередь штрафных санкций являются обоснованными и подлежат удовлетворению", – сказано в апелляционном определении, отменяющем решение Мещанского суда.


Поскольку оспариваемое условие договора было признано ничтожным, суд установил, что банк незаконно списал с Сичкарь сумму неустойки и определил, что эти средства подлежат зачислению в счет погашения начисленных процентов и основного долга. Расходы на оплату услуг представителя "Альфа-Банк" должен будет возместить частично (сумма из определения вымарана).


Комментируя вердикт Мосгорсуда, Артем Кукин, партнер в юридической фирме Инфралекс" назвал его "фантастическим", и тут же объяснил, почему. "Такая позиция суда может создать исключительно важный прецедент, который заставит коренным образом изменить практику потребительского кредитования", – считает юрист. По его словам, условия кредитования "Альфа-банка", при которых предусмотрено первоочередное списание сумм санкций за всевозможные нарушения заемщика, и только в девятую и десятую очереди – погашение процентов по кредиту и его основной суммы, является типичным для многих российских банков. "Кредитные учреждения исходили из того, что ст. 319 ГК РФ об очередности списания средств диспозитивна, и очередность может быть изменена соглашением сторон. Диспозитивность банки толковали широко, распространяя ее, в том числе, на сферу привлечения заемщика к ответственности за нарушение обязательств", – объясняет Кукин.


Он говорит о том, что в юридической практике принято разграничивать нормальное исполнение обязательств (включая плату за правомерное пользование заемными средствами) и санкции за их нарушение. До сих пор, однако, в сфере потребительского кредитования четкого разграничения не проводилось. "Мосгорсуд впервые пошел на революционный для банков шаг, разграничив порядок списания средств при нормальном исполнении заемного обязательства и порядок привлечения заемщика к ответственности за нарушение обязательств, – комментирует юрист. – Он сделал вывод, что ст. 319 ГК РФ распространяется только на нормальное исполнение обязательств и не должна затрагивать сферу привлечения к ответственности. Соответственно, банки не могут использовать ее диспозитивность для того, чтобы устанавливать первоочередное списание штрафных санкций, практикуемое в безакцептном порядке. Условия кредитования, допускающие такое списание средств, признаны нарушением прав потребителей".


Кукин считает, что если эта позиция устоит, банкам придется существенно изменить практику потребительского кредитования. Им станет не просто труднее "зарабатывать" на всевозможных штрафах, но и будет почти невозможно привлечь заемщика к ответственности в безакцептном порядке. "В рамках данного дела Мосгорсуд не рассматривал вопрос о порядке привлечения заемщиков к ответственности, однако очевидно, что в большинстве случаев банкам придется взыскивать с заемщиков штрафы через суд", – полагает наш спикер.


Его коллега Ильнар Абдулов, юрист юридической фирмы "Некторов, Савельев и партнеры" не называет случай показательным, но считает, что вероятность отмены решения суда первой инстанции была достаточно высока, ввиду очевидности допущенной ошибки. Условие договора, которое предусматривает направление поступающих от должника средств в первую очередь на погашение неустоек (штрафов, пеней) является недействительным, как нарушающее порядок исполнения денежного обязательства и также разграничивает обязательства и санкции за их неисполнение. "Неустойка по своей правовой природе является не денежным обязательством, а мерой ответственности за ненадлежащее исполнение такого обязательства. Согласно выработанной высшими судами позиции требования, связанные с нарушением обязательства, не могут быть погашены ранее требований, вытекающих из самого обязательства. Поэтому у банка достаточно низкие перспективы в случае обжалования апелляционного определения в вышестоящих инстанциях", – резюмирует он.


Еще один спикер, Александр Гурин, замруководителя коллегии адвокатов "Талион", в отличие от Кукина, считает, что определение вполне укладывается в общую практику. "Судебная практика по данному вопросу существовала уже давно и регулярно на эту тему высказывались Пленумы высших судов, которые четко разъяснили, что условия, предусмотренные ст. 319 ГК РФ, не регулируют отношения, связанные с привлечением должника к ответственности за нарушение обязательства, а только определяют порядок исполнения денежного обязательства, которое должник принял на себя при заключении договора, – говорит он. – Тем самым, неустойки и штрафы по просрочке платежей должны списываться после погашения основного долга по кредиту. Таким образом, суд второй инстанции верно применил нормы материального права и отменил условия договора, нарушающие права потребителя".



Оставьте комментарий
Имя*:

Введите защитный код

* — Поля, обязательные для заполнения

454014, г. Челябинск, ул. Захаренко, 1 «В» кв. 3

тел. (351) 776-94-44; сот. тел. 8-908-06-79-444;

e-mail: zafs-64@mail.ru

Рейтинг@Mail.ruЯндекс.Метрика